Longines

Часы Longines (Лонжин)

1889 год: торговая марка

Логичным продолжением усилий Франсийона по защите марки Longines стала её официальная регистрация в федеральном офисе по интеллектуальной собственности, о чём в книге Офиса под номером 2684 была внесена запись, датированная 27 мая 1889 года. Длительность патента составляла 22 года. А уже через четыре года (27 марта 1893 года) был получен международный патент на марку Longines и эмблему — крылатые песочные часы.1890-е годы Эжен Робер и Альберт Виттнауэр стали партнёрами в 1885 году. Робер хотел уйти из бизнеса, поэтому постепенно передавал управление Альберту Виттнауэру. Семья Виттнауэров происходила из Нёшателя. Наконец, I марта 1890 года Роберт полностью передал бизнес своему коллеге, который имел большой опыт в торговле и был экспертом в часовом деле. Альберт взял в менеджеры брата Луи. Название компании изменилось в 1890 году на А.Wittnauer. В июне 1891 года в Longines пришёл на работу сын Эрнеста Франсийона Эрнест-Этьенн. Ему было столько же лет, сколько и фабрике. Он получил диплом школы часовщиков и совершенствовался в коммерции за границей.
Longines и другие швейцарские фирмы участвовали во всемирной выставке в Чикаго в 1893 году. Это было правильное решение, так как Чикаго в каком-то смысле отомстило Филадельфии. На чикагской выставке американцы не верили своим глазам, газета Waltham News писала: "Прогресс, который продемонстрировали швейцарцы в часовом деле, абсолютно поразителен". В Германии, напротив, марка Longines была представлена хуже, чем многие другие швейцарские марки. Германская промышленность получила мощный импульс после объединения страны. Берлин превратился в бурлящий деловой центр. Эрнест-Этьенн Франсийон, который часто ездил в эту страну, говорил, что ситуация для Longines становится всё хуже и хуже. Необходимо было предпринимать активные действия, и это было сделано. 1 апреля 1894 года в Берлине на Иерусале-мерштрассе был открыт филиал компании Longines. Его главой был назначен Карл Дё-бель, пожилой, но очень хороший и опытный продавец часов, которому Эрнест-Этьенн помогал время от времени. Схема была затратной, и, хотя уроки Нью-Йоркского представительства не забылись, у фабрики не было выбора. Она могла потерять германский рынок. Перед Карлом, поставили задачу — продавать часы Longines в максимально больших количествах.