Longines

Часы Longines (Лонжин)

Конец 1870-х годов

6 марта 1877 года произошёл пожар в офисе американского представительства фабрики на Бонд-стрит в Нью-Йорке. На следующий день Эжен Робер переехал на Бродвей, благодаря гостеприимству господ из Paillard & Со, компании, импортирующей музыкальные шкатулки. Часть склада часов была утрачена. Это были в основном часы, заводимые ключом, которые не продавались, к тому же они были застрахованы. Поэтому Робер не чувствовал себя несчастным, и тут же заказал новую партию часов с бесключевым заводом. В 1878 году обстановка на основных рынках улучшилась. Компания Longines оставалась частной, в данный момент не было видно причин для акционирования. В этом году в Париже была организована международная выставка, на ней 146 швейцарских часовых фирм, выставив свои часы, доказали свою жизнеспособность, а девять из них получили наивысший знак отличия — золотые медали, среди них была и Longines. В декабре Эрнест Франсийон подвёл финансовые итоги года, и впервые со дня основания фабрики прибыль была достойной. Борьба за бизнес была не напрасной. В письме к своей кузине Розе, которая стала наследницей Агасси и продолжила сотрудничество, начатое отцом, Франсийон писал: "Я удовлетворён результатами, которые начинают новую эру в истории Longines. Меня печалит лишь то, что я не смог достичь таких результатов при жизни Вашего великолепного отца".
С тех пор фирма начала развиваться динамично. Каждый год открывались новые рынки: теперь у компании были агенты повсюду в Европе, Северной и Южной Америках и Африке, которые внесли огромный вклад в подъём компании. В Австрии пришлось заменить агента, потому что у Алекса Гранера дела шли не лучшим образом, и он не выдерживал конкуренции. Эжен Робер, напротив, улучшил состояние своего бизнеса после нескольких лет кризиса. В июле 1879 года он передал полномочия на управление компанией Альберту Виттнауэру и прибыл в Швейцарию подписывать новый контракт с Longines. По контракту он был обязан оплачивать все счета наличными и продавать минимум 12'000 часов Longines в год. Франсийон, в свою очередь, гарантировал ему наилучшие условия. Плохие продажи Longines в Америке были в прошлом. Эжен Робер постоянно жаловался на недостаточные поставки часов. На других рынках дела тоже шли всё лучше и лучше. Теперь компании необходимо было выпускать больше часов. Пришло время срочно расширять фабрику. Работы, продолжавшиеся несколько лет, начались зимой 1879 год, возглавлял их Жак Давид. Было построено восточное крыло первоначального здания, над всем зданием был надстроен этаж и была увеличена ёмкость запруды, питавшей одну из турбин. В 1880 году было начато производство серебряных корпусов, первым главой этого подразделения стал Эммануэль Жерен. После окончания строительства была заказана картина, изображавшая фабрику на фоне гор Шассераль, эта картина в виде репродукций была разослана агентам, чтобы те могли использовать её для рекламы.В 1879 году фабрика начала предоставлять самые точные часы на тестирование в Нёшательскую обсерваторию, скорее всего, первым механизмом, использовавшимся в производстве хронометров, был Калибр 19А с анкерным ходом и трёхчетвертной платиной. В июле 1880 года Эрнест Франсийон и Жак Давид заключили договор о партнёрстве на предстоящие шесть лет. Договор был подписан 24 сентября, в нём говорилось: "Фабрика Longines была расширена и обновлена во многом благодаря инженерным усилиям Жака Давида. Мсье Франсийон предлагает ему долю в своём предприятии. Вклад мсье Франсийона состоит в его предприятии. Вклад мсье Давида состоит только в его работе". Эрнест Франсийон оставался владельцем и учредителем предприятия. Партнёрство с Агасси также оставалось в силе. Постепенно количество рабочих на фабрике возросло до 400. Вместе с этим необходимо было увеличивать количество управляющих, поэтому после Рождества 1881 года Франсийон и Давид назначили на должность директора Баптиста Савуа.